вторник, 30 июня 2015 г.

ЧТО ИЗВОЛИТЕ



Важно попасть в свой круг из хаоса окружающей жизни. Но даже среди людей, занимающихся, в общем-то, одним одинаковым делом, тоже трудно обнаружить родственную душу. Даже наоборот, в основном, в кругу, скажем, искусства преобладают люди, строящие свою жизнь на деньгах: сколько заплатите? нет, что вы! я за такие деньги даже ноты открывать не буду. Дурно воспринятая профессиональность. Иными словами, искусство для таких деятелей направлено на извлечение дохода. Но я же давно сказал, что там, где начинаются деньги, там кончается искусство. Сами же продающиеся деятели этого не замечают, не чувствуют своей планомерной деградации, исполняя то, что требует банкир, как прежде покорно исполняли требования редактора и цензора, и потому умирают вместе со своим временем.

Юрий КУВАЛДИН

понедельник, 29 июня 2015 г.

ЮРИЙ КУВАЛДИН И СЕРГЕЙ ФИЛАТОВ


На снимке: Юрий Кувалдин и Сергей Филатов (2003).

ВОЗРАСТ И УМ



Иногда встречаются дети с интеллектом взрослого, так называемые вундеркинды. Но куда они во взрослом состоянии пропадают? Часто приходится в жизни сталкиваться с очень умными людьми, с которыми очень приятно беседовать. Но почему они бесследно исчезают? Как определить, совпадает ли ум с возрастом? Всё это познаётся только потом, потом, потом, не нами. Нами познаются умы, принадлежавшие телам, которые давно почили в могиле. Какая разница, сколько лет было Данте, сколько Лермонтову, сколько Мандельштаму? Их гениальные творения не имеют возраста. А соревнование тел при жизни ведёт только к несчастьям.

Юрий КУВАЛДИН

воскресенье, 28 июня 2015 г.

РЕПЕТИЦИЯ



Небо стало чёрным, как ночью, лишь по горизонту над домами на той стороне реки вспыхнула узкая огненная полоса, почти щель от закатного солнца. Да будет тьма! Эту фразу я произнёс хриплым голосом старика, чтобы мир прекратил крутиться под моими ногами, а я вернулся в эпоху детства. Чернота тут же закрыла огонь. Тьма, окружившая ребенка, стала невыносимой. Я знал, сейчас он крикнет: «Ма-а-ма-а!». Я вслушиваюсь в тишину, но не кричу. Спектакль окончен. Я предчувствую бурю аплодисментов. Но в зале стоит жуткая тишина. Даже хода настенных больших часов я не слышу. Часы, опасаясь моего гнева, притихли.

Юрий КУВАЛДИН